Написать о знакомом животном как будто смотришь на него

Book: Зачем смотреть на животных?

А я Вам скажу что живет в соседнем доме мужичок у него 2! А бродячих кошек как будто нет в Сочи. Есть! И даже больше .. Я не искал, поэтому не напишу. .. Смотрю все больше объявлений не только об отравленных, .. да вот как то вручать не удобно не знакомому человекину да и. Ты живешь в сказке..и смотришь на все со стороны. О знакомом, которого я знаю, который как пример тройка. То есть от того, что я напишу зависит твоя жизнь, ведь я знал как на тебя . Его этот образ с детства с формировавшийся. Как будто находится в себе..находится в вакууме. Напиши о знакомом животном, как будто смотришь на него со стороны, знаешь его мысли, переживания, словно твой герой сам рассказывает о них.

Теперь у нас есть по монетке с этим особенным львом. Праздничный день мы решили завершить ужином в гостинце U Vodoucha в Жижкове. На этот раз было и легендарное вепрево колено, и жареный сыр мне лично понравился куда больше национального гермелина в луковом соусеи, конечно, великолепное чешское пиво: Заведение не разочаровало, получилось отличное окончание незабываемого праздничного дня.

Кстати, по-моему, это там нас попросили подождать несколько минут, потому что пиво, которое мы выбрали, только что привезли, и емкость нужно открыть и установить.

Может, это эффект плацебо, но пиво и правда показалось особенно свежим. Домой мы пошли пешком, снова через пешеходный Жижковский туннель, хотя путь был достаточно неблизкий. Помню, как совсем рядом возвышалась красиво подсвеченная громада Жижковской телебашни; помню проплывающие мимо маленькие магазинчики гостей из Азии, которые, в отличие от чехов, работают допоздна; помню пластмассово-яркую, красную клубнику на их прилавках кстати, в разы дешевле, чем на Гавельском рынке.

Но главное, что я помню, это ощущение абсолютной правильности решения встретить весну в этом году пораньше, а вместе с этим отпраздновать день рождения любимого человека — в Городе тысячи шпилей, в Праге.

Last but not least Если что-то объединяет это путешествие с нашим предыдущим, по острову Крит, то это концепция последнего дня а может быть, это общее вообще для всех подобных поездок, кто знает.

Он не самый насыщенный, но по-своему особенный. Это день подведения итогов, день незавершенных дел, и день-когда-я-не-достаю-камеру: Да, признаюсь, даже немногочисленные изображения Праги для этой части пришлось позаимствовать из других дней. На самом деле, у меня был в запасе один заранее продуманный маршрут на случай, если останутся силы. Это был поход в Праховские скалы, еще одно удивительное скальное место в Чешском рае, в другой его части, где мы еще не.

И после всех впечатлений, полученных на прогулке через Троски, Груба Скалу и Вальдштейн, мне бы очень хотелось туда попасть, и в скальное место, и в маленький уютный городок Йичин. Я взяла с собой расписание поездов и карту маршрута, но покупать билеты заранее не стала. Да, сомнения были. Такое предвкушение накапливающейся усталости, когда к концу отпуска все меньше и меньше соблазняет перспектива встать в 6 утра.

Но не будем считать этот несостоявшийся маршрут неудачей, ведь он с самого начала был опциональным. Второй аргумент в пользу того, чтобы остаться в столице, - желание если не заняться шопингом всерьез, то хоть одним глазком глянуть на местные магазины и торговые центры. Так вышло, что за прошедшие дни мы и не видели других магазинов, кроме сувенирных лавок и продуктовых супермаркетов.

Так в последний день мы выполнили план по подаркам для родных и друзей, а я стала счастливым обладателем модели замка Липнице. Магазин нужного производителя моделей нашли в Жижкове: Тоже своеобразный колорит, мне понравилось. Побывали в ТЦ Новый Смихов, но из одежды-обуви, к сожалению, ничего не купили: За обедом в ресторации Hrom do Police, тоже в Смихове, мы вдруг осознали, что и по еде у нас остались невыполненные задачи.

Мы ведь так и не попробовали знаменитый суп, чеснечку! На самом деле, она почему-то ни в одном меню не попадалась нам на глаза, иначе обязательно заказали бы ее раньше. И действительно, чеснечке удалось значительно реабилитировать чешскую кухню в моих глазах, это отличный пряный суп, в котором из вкусов, вопреки опасениям, чувствуется далеко не один чеснок. Ресторация тоже оставила хорошее впечатление: Не знаю, нужно ли это проговаривать, ведь любой отзыв о путешествии подразумевает большую долю субъективности, но я все же прошу прощения у ценителей чешской кухни а я уверенна, их немало и не хочу никому навязывать свое личное впечатление.

Я не могу сказать, что блюда, которые мы попробовали в Чехии, меня как-то разочаровали. Совсем наоборот, все оказалось именно таким, как я ожидала: Начну, пожалуй, с менее приятного — что должно было понравиться, но не понравилось.

Я уже говорила о нем, когда мы его только попробовали. Он плохо пахнет, и с этой особенностью можно было бы смириться, если бы она как-то компенсировалась вкусом. Еще больше разочаровала закуска из него — маринованный гермелин. Кто ж знал, что он маринован в масле и луке. Мы брали ее к пиву и в надежде, что это похоже на пикантную закуску из сала и чеснока, которую у нас подают в украинских ресторанах к борщу.

Редко такое едим, но именно в небольшом количестве это бывает вкусно. Однако помазанка, попавшаяся нам в Чехии, - это что-то совершенно иное, только жир и лук без всякого вкуса, даже соли, по-моему, не. Вкусной закуски к пиву мы так и не нашли может это знак, что нужно будет когда-нибудь вернуться в Чехию и поискать получше.

Из всех зол я бы выбрала жареную колбаску с горчицей. И наконец, закрывают список непонятной еды… кнедлики! На них я очень надеялась, но увы. Не могу понять, почему они считают, что это здорово, когда в вашем подливе плавают куски батона.

Я знаю, что кнедлики бывают еще и картофельными, но либо они мне не попадались, либо на вкус похожи на такую же вату, как и хлебные. Теперь можно перейти к тому, что понравилось. Кроме вышеупомянутой чеснечки так жалко, что наткнулись на нее только в последний деньзапомнился гуляш, он был очень хорош везде, где мне доводилось его.

Просто палочка-выручалочка, когда все остальные блюда в меню слишком… мужские — состоят из костей, жира и лука. Ничего в этом не понимаю, но Льву понравилось, и меня это радует, поэтому оно тоже в списке плюсов чешской кухни. Безумно понравился жареный сыр, но не думаю, что это чешское specialty, хотя и распространено там гораздо больше, чем в России. Да, хлеб почти везде приносят без заказа, но даже когда мы его полностью съедали, сумма по чеку состояла только из заказанных блюд. Тема, отдельная от ресторанной еды — еда, которую можно купить в магазинах.

Наверное, они меня особенно впечатлили после Греции, где, наоборот, любая колбаса почему-то на вкус напоминала резину. Еще порадовали вкусные недорогие овощи. Не исключено, что это впечатление у меня тоже сложилось на сравнении — в этом случае, к сожалению, с овощами из наших российских супермаркетах в последние годы.

Идеально дополняют вкусный сытный завтрак из мясных деликатесов и свежих овощей хрустящие зерновые булочки. Их тоже всегда был хороший выбор, причем в разных ценовых категориях: В целом мой вердикт: Покупать продукты мне понравилось в сетевых супермаркетах Альберт или Теско. Если их не было поблизости, или вечером они были уже закрыты, приходилось ходить в магазины типа vecerka вроде наших магазинов у доматам ассортимент немного хуже и цены выше.

Кстати про цены, буквально перед вылетом в одной статье прочитали, что в Чехии пиво дешевле воды. Подтверждаю, цены на пиво в супермаркетах начинались от 8 крон а по акциям бывало и нижеа бутылка питьевой воды 0,5 стоила обычно от И еще, что касается, бутылочного пива, я не могу согласиться с Инной, что оно ничем не отличается от российского.

Да, это не то же самое, что разливное чешское пиво, но и не то, что продают в наших магазинах. Завершая список дел, отложенных на потом, мы во второй раз отправились на Петршин, к обсерватории.

Уже стемнело логично, ведь на звезды надо смотреть ночьюи в свете фонаря в одном из садов мы заметили зайца! Думаю, нам не показалось: Удивились, что дикие животные водятся фактически в черте города. Обсерватория на первый взгляд выглядела не менее закрытой, чем в понедельник, но мы поверили расписанию, согласно которому до девяти вечера перерыв, и стали ждать.

Смущало, что без десяти девять совсем не было видно других желающих понаблюдать за вселенной. Из здания вышел мужчина с сумкой, немного походил, осмотрелся, встал на газоне чуть в стороне и стал крутить… простите, я не знаю, как это называется, какой-то горящий инвентарь для фаер-шоу. А вы что подумали? Мы не поняли, к чему это, но как завороженные уставились на.

Чувство реальности тихонько ускользало, от огненных кругов разлетались в стороны и таяли в темноте горящие искры. И очень уважительно ко мне отнеслись. Хотя я даже не брал никаких с них денег. Людям когда просто я помогал. По этому я всех пугал ценами. И говорилчто вот ты платишь большую сумму! И теперь ты не пропустили ни один денькогда нужно делать задание. Больше всего мне нравилось конечно лечить душу человеку. Человек счастлив и живет. И я это вижу по сей день.

Не себе так людям. Глава 6 Социум это дьявол. Тебе черти будут навязывать социум. Что есть что любить что смотреть куда ходитькак жить. За тебя определят твою жизнь и как ты ее закончишь. Тебе это просто внушат.

Ты сам не поймешь когда попадешь под влияние и что в твоей голове уже не твои мысли. Эти черти будут тебя искушать. Что бы ты повелся на провокацию!! Они могут тебя купить… Они могут тебя вывести что бы ты совершил плохой поступок.

Как пример любимый человек изменил тебе, на работе тебя кинули. Да как пример тебя просто оскорбили в магазине. Кончено ты прав и можешь после этого ужасакоторый они тебе сделали. Ты проиграл… Ты стал как они. Так как ты был справедлив. А тебя кинули и ты не можешь эту ситуацию отпустить. Но если ты хочешь дальше быть сильным мудрым и открытым. То ты должен отпустить ситуацию.

Тяжело… Они забрали у тебя все и дальше живут и развлекаетсяа ты подавлен. Если ты закрываешь на все глаза. То ты проходишь новый уровень развития. Ты будешь всегда здоров! И бог тебя не оставит! А вот те черти. С ними рано или поздно будет суд. Я помню из детства. По телеканалу НТВ показывали различные передачио том как кто то кого то жестоко убил, или кого то полили кислотой. Или кто то сгорел или разбился. Я тогда со страхом на это все смотрел и не понималза что это все. И что делатьчто бы этого избежать.

И я потом пришел к ответу. Все те люди этого заслужили. И их родные которые это пережили. Эти наказанные людиэто те кто, обманывают всех. Те кто грубят нашим бабушкам и дедушкам. Те кто зло делают для нас. Те кто продают или пропагандируют наркотики. Те кто наживаются на тебе когда ты заболел и приходишь в клинику. А тебя разводят на деньги. По этому не переживайте. И с вами и с ними будет справедливость.

По этому у меня страх и совесть за каждый свой поступок. И если ты всем делаешь только добро. То ты можешь свободно гулять ночами по улицам и ничего с тобой не произойдет. Твои ангелы хранители есть. И не продался чертам. Чем дальше в гору ты идешь. И если ты с богом. А он Поверь сильнее социума! Он же решает все. А никакое то как пример твои враги. Глава 7 Если ты читал мои до этого главы, и что то почувствовал.

Если человек почти до конца закрылся и его фетилек души почти погас. То его уже почти ничего не откроет. Только если эмоциональное потрясение в жизни. Которое его немного выбьет из социума. Но нужно в этот момент себя открывать. Как мне помогли или техники с музыкой. Если вас уже немного взяла за душу моя книга. То поставьте себе на заметку. Вам нужно еще больше найти внешних факторов, которые еще бы больше могли бы вас открыть.

Люди, которые встречались со мной в жизни. Им достаточно было со мной поговорить… И все. И происходил эффект что человек уходил в состояние вакуума. Люди после семинаров моих, которые проводил я в живую в спб. Люди после них, пол часа, час. Может вам нужно попробовать это испытать? Прочти мои пару книг. И ты начнешь чувствовать химический процесс. А если хочешь больше, то только если лично с глазу на глаз.

Скоро такие люди будут редкостью и большой ценность. Очень много вокруг ловушек и фальши, которые уводят тебя от истины…те кто закрыты и их души погашены. И они настолько слепы и глупы. А если они меня видят с пистолетом. И я говорю о душе. То они меня даже не заметят. И верил в их иллюзию и Фейк. Трудно, но я войн. Глава 8 Найти себя. Это тема беспокоит людей всегда. Рано или поздно, каждый человек, приходит к этому положению. Интересно то, что причины у всех разные. И положение в жизни разное.

Ладно, когда человек не имеет семьи, друзей, нет работы, нет постоянного жилья и заявляет, что он не понимает свою цель в жизни. Но есть люди у которых все есть. Но им тоже тяжело. И они так же болеют душой. Что это не его жизнь. И что ему не спокойно. Он не знает чем себя занять… Все эти проблемы души зависят от образа жизни.

Каждый человек утрачивает себя настоящего, когда попадет в быт. Когда я этих людей спрашивал, вспомните когда вам было хорошо, они описывают период юношеский, когда не было забот. Когда вы делали, что вы хотели. Не было никаких загонов в голове.

Берегите животных!

Не было никакой тяжести. А со временем, когда попадаешь в бытовые заботы. Ты выживаешь для социума… И с каждым днем ты теряешь себя. Разве жизнь это квартира и работа? Как можно так жить?. И когда люди себя до такого доводят. И они считают, что они растратили себя. Живут не своей жизнью. Со мной как раз недавно, связался человек, который давно консультировался по этому вопросу. И он хвастался тем, какой он стал сильный и чем он занимается. И я после этого, решил дать такую программу, всем остальным клиентам.

А секрет решения этого духовного кризиса. Это создать свой мирок. Если ты создаешь свой мирок. И нельзя никому из социума рассказывать про новый мирок.

Новый мирок должен состоять из секретов. И это все ваше. Я не буду описывать делали. Но нужно завести чуть ли ни новый номер телефона. Для новых ваших друзей. Новая соц есть если она у вас. И это не должно никак мешаться с вашим социальным миром. И когда в социуме у вас будут проблемы или он начнет рушится. То вы можете спрятаться в новый свой мирок. В вашем новым мирке может быть даже другое жилье. И лично ваш мир. Вы это делаете не для того, что вы кого то обматываете.

Просто это настоящая ваша личная жизнь. Это дом для вашей души. Советую посмотреть фильмы для вдохновения. Фильм глава 27, обратите на состояние души главного героя. Столкнулся я сам с этой проблемой совсем недавно. Мое отличие от них в первую очередь заключалось в том, что я осознанно все вижу и все делаю.

А эти люди делают все на автомате… Вообще все. Они настолько не внимательны, что они ничего не видят и не слышат. У них с годами отработаны стандартные решения.

Они не понимают почему они любят это печенье, и почему этот телеканал плохой, а тот хороший. Они могут тебе а ж с давлением утверждать, что шампунь шамту самый лучший, а мой шампунь ужасный. Но если этим зомби людям которые на автопилоте, задать вопрос для уточнения. То они виснут и не могут ничего сказать. Они даже не знают с чего они взяли что этот шампунь хороший Эти люди настолько зомбированы, что они все смотрят через свою призму.

Самое страшное то, что эти люди остановленны в развитии. Так как они ничего нового не видят и не слышат. Они живут только по программе, которая в них заложена. Эти люди не придают значению не только своим действиям, но и словам. И самое интересное, что легко заметитьчто человек зомби. Так как запас фраз в его голове не велик и закономерен. Тебе может этот человек всегда говорить день через день гадость. Но если ты его на этом поймаешь, и будешь добиваться причины. Зачем он это делает.

То в итоге он зависнет. Так как он сам не понимает. И начнет использовать свою спасательную фразу, которую он использует всегда в момент защиты.

Это выглядит глупо так — — зачем ты выпил мое кофе? Эти люди зомби не понимают что они едят, они не понимают ничего, что они делают. Они живут не разумом. Им главное что бы, был комфорт. Не важно кто ты, друг или родственник, если ты не даешь им дальше быть в состояние эйфории и летания в облаках, то тебя просто выкинут из жизни. Плохой любой кто, не веселит и не тупит. Плохой тот кто умничает, кто задает умные вопросы. Кто отвечает за слова и следит за языком.

А оперяясь только на эмоции. Так чтоони говорят одно, делают другое. Эти люди так как не разумны. Они не могут строить планы.

Ведь их мысли и настроение берется от эмоций. И если ты с этим человеком договорился идти в кино. Он сто раз еще что нибудь тебе предложит. Пока вы будете идти в кино. Он увидит по пути аттракционы. И пойдет туда и он уже не помнит, что он шел в кино. Есть плюс людей на автопилоте. Они хорошо водят автомобили и успешны в спорте. Так как они там отрабатывают автоматизм и хорошо адаптируется.

А я никак не Могу перенастроится, тк я не могу делать что то не думая. Только Тамара не ложилась. Посмеиваясь, бродила она по палате. От стеклянной двери они стремительно, будто увидев кого-то и обрадовавшись, неслась к окну, но, не дойдя до окна, резко разворачивалась и тихо, переведя свой взгляд на пол, словно отыскивая что-то там, шла.

Иногда она скашивала глаза и рассматривала свой кончик носа, ярко-красную пугающе-шевелящуюся родинку на нем, останавливалась, жевала губами, потом бросала на лежащих взгляд, затаенно-злорадный, и, хохотнув, брела. Тамара куталась в огромный, с выцветшими оранжевыми кружочками халат, который ей выдали в больнице, с черным больничным клеймом на воротнике. Завязав пояс потуже, Тамара засовывала свои руки чуть не по локоть в оборванные сверху карманы, и было видно через ткань, как стискивает она кулаки: Наталья с мстительной радостью смотрела на длинную худую шею Тамары с большим мужским кадыком, который жил самостоятельной механической жизнью, независимый в своем уродстве и неуклюжести от красивого нервного лица; смотрела на ярко-красную родинку, которая была чем-то схожа с больничным клеймом на воротнике; смотрела на худые ноги Тамары, когда пояс на халате развязывался, — даже не ноги, а кости и вены, обтянутые шелушащейся кожей, — колени которых напоминали кадык Свое теперешнее состояние она называла — биологией.

Это слово Наталья читала каждое утро, открывая двери школьного кабинета, и ей хотелось заменить табличку: То была строгая наука о живом, которое дышало, размножалось, копошилось, разлезалось в разные стороны, поедало друг друга, но соединялось в нечто стройное и разумное. Наука, для которой не существовало уродства: Наука о живом, где живое было как само время — текуче, изменчиво и постоянно. Наука, для которой не было грязи: Биология была ее религией.

Наталья не верила в бессмертие души. Не верила, хотя желала и пыталась заставить себя верить. Неверующим Фомой металась она среди всех мировых религий, вкладывала персты свои в раны, медитировала, постилась, — все было напрасно.

В ней жил тот детский ужас перед смертью, тот знойный август, когда погиб ее отец. Он погиб на испытаниях, он был военный. В тот день упало яблоко с верхушки. В небе было — ни облачка. Наталья подняла его, пыталась сложить, склеить его две половинки, но яблоко безвольно разваливалось вновь, открывая сахарное бесстыдное свое нутро. Как убитую птицу несла она яблоко маме. Мама обмыла две половинки под рукомойником, стала чистить яблоко там же над тазом ножом, как картошку: Освежеванное яблоко пахло железом.

Так начиналась смерть отца. В тот день они пошли с мамой на базар. Они жили в военном городе, город был окружен колючей проволокой, он стоял на горе, а внизу за проволокой лежало огромное старинное село. В село через КПП пошли они на базар. Мама показала патрулю свой красный пропуск. Голова у солдатика была вся в веснушках, он поправил пилоточку, не похожа, сказал.

Изо рта его пахло жареными семечками. Солдат вызвал из домика другого солдата — Наталья внизу у маминой юбки замерла от страха, — и тот шел медленно, на ходу выплевывая подсолнечную шелуху. Дай погляжу, сказал второй солдат, козырнул, отдавая пропуск маме: И они втроем засмеялись: А Наталья, отлипнув от юбки, зажмурив глаза, делала шаг, теперь разрешенный: И вдруг сотряслись земля и небо.

Они даже присели на корточки в этот миг, мама и два солдата. И Наталья в тени присела, закрыв голову руками. В этот миг папы не. Папы уже не. А мама, вся там, на солнечной стороне, все еще хохотала.

Сидя на корточках, она хохотала до слез, хохотала, как безумная, сидя в пыли, хохотала. Над ней стояли, склонившись, солдаты с красными повязками, а она не могла встать от смеха. Желтая крепдешиновая юбка в черный горох — будто рассыпалась мама по желтой земле. В смерть отца Наталья не поверила. Там, где стоял гроб, там на Новый год стояла елка.

И зимой вместе с другими детьми Наталья смотрела с улицы в окно Дома офицеров, надышав в ледяном стекле дырочку. Она дышала, дышала и — выдохнула: Стремительно, отчаянно, неостановимо мчались они на нее, — и затянуло дырочку льдом.

Сейчас отец спал, улыбаясь, в красном гробу, и одна Наталья знала, что улыбается он для нее: Как наряжаются на Новый год кем-нибудь, так и папа нарядился мертвым. И Наталья, глядя ему в лицо, караулила, когда же он не выдержит, когда же дрогнут его ресницы. Но обман длился и длился. Плакали рядом мама и бабушка. И только тогда, когда Наталья взглянула на стены, траурно убранные, — ей стало страшно. Ей показалось вдруг, что стены рыдают: Она посмотрела в окно. И увидела тяжелое, грузно навалившееся на стекло, рыдающее солнце.

У окна на полу стояли шахматные фигуры с человеческий рост — с ее, Натальин рост, — сейчас на клетках стояло только черное траурное войско: Казалось, что они ушли сами, застеснявшись белых своих одежд на похоронах.

Пока рыдали люди, можно было не бояться: Но если солнце и стены не отличили смерть от несмерти? Ведь их обмануть нельзя!

И Наталья с беспокойством смотрела на неподвижную грудь отца. А ведь так долго притворяясь и не дыша, и взаправду можно умереть. Она стала дышать сильно-сильно, за двоих: И слышала, как бабушка шепчет маме: Ложи сейчас, никто не смотрит.

Вдруг там, Маруся, один рай для партейных, другой для беспартейных?! Никто ж не знает, разминемся — я его хоть по крестику найду, сыночку, чтоб на Страшном суду вместе. Они так говорили о папе, будто он уезжал в командировку, а они ему что-то в чемодан положить забыли. Но у КПП, у шлагбаума, когда тот же веснушчатый солдатик начал проверять пропуска у провожающих папу и, запрыгнув на колесо, глянул в грузовик через борта, где сидели мама, бабушка и она, Наталья, на кухонных табуретках у гроба, и мама, машинально достав из кармана два пропуска — на себя и на бабушку, — показала ему, и он так же машинально сличил фотографию с маминым лицом, и оба они смутились, мама и солдатик, и в это время налетел ветер и стал трепать папу за волосы, и волосы его развевались на ветру, черные, блестящие, живые, будто смерти нет, но солдатик даже не глянул на папу, — и только тогда поняла Наталья, что папы больше.

Без пропуска не могла ни войти в город, ни выйти из него ни одна живая душа. И поднялся шлагбаум, пропуская папу в смерть. И когда опускали папу в яму, выкопанную чьей-то огромной звериной когтистой лапой, то над этой ямой с отполированными сверкающими грозно стенами душа Натальи возопила. Раньше, чем спрашивают дети: Во что превращается она?! И зачем она, если уходит? И — что есть смерть? И как вернуть отца?

С этого дня началась для нее жизнь разума. С этого дня возжелала она бессмертия для человека. Бессмертная для души и тела. Чтобы не блуждала душа, покинутая телом, а, бессмертная, жила бы в бессмертном же теле. Биология — наука о жизни — как и религия, давала человеку надежду на. Еще в школе она прочитала о гене смерти. Оказывается, смерть не приходила откуда-то со стороны. Она, смерть, рождалась вместе с человеком. Она, смерть, сидела в каждой клетке человека, и в младенческих голубых глазах, и в розовой младенческой коже, — сидела, не подавая признаков жизни.

Он просыпался внезапно, вдруг, неизвестно почему, этот ген. И человек начинал умирать. Его ничто не могло спасти. Он умирал либо от болезни, либо от счастья, — но умирал. Человек не умрет, если "включенный" ген смерти "выключить". Человек сможет жить вечно. Но только где он, как найти его, как "выключить" его, — этого никто не. И Наталья поклялась тогда над желтой библиотечной тонкой брошюрой, поклялась, надев белую блузу и повязав пионерский галстук, поклялась, осенив себя пионерским салютом, одна, перед зеркалом, глядя себе же в глаза, она поклялась: Она зарылась в книги.

Начала сторониться людей, заранее охраняя свой разум от мучительной и бесплодной работы души: Она спасала их от смерти — в этом была ее высшая любовь к ним и высшее сострадание.

Весенняя Чехия: в поисках волшебства. Часть 6 - Заключительная

Любовь разумом и сострадание разумом. Сразу после школы она поступила в университет на биофак. Очень рано, на первом курсе, вышла замуж, решив раз и навсегда проблему жилья, плоти и денег.

О ребенке страшно было подумать: Она чувствовала время кожей. Все делалось ею с той едва сдерживаемой страстью, с какой за полчаса до работы приготовляла себя к ней: Она работала над механизмом включения и выключения генов в клетке.

Теперь она знала, что гена смерти, как такового, не существует. Долго казалось, что, перебирая вслепую четки, состоящие из тысячи генов, она нащупает черную горошину смерти и уничтожит.

Генов смерти — много, целая цепочка, они "включаются" один за другим. А гены цветения и молодости "выключаются". Жизнь со смертью будто в шахматы играли: Наталья вспомнила те домофицеровские шахматы: В лаборатории было несколько человек.

Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса

Они и не помышляли о бессмертии. Тогда она пошла в школу. Она вела там один урок в неделю. Ей нужны были ученики. Ученики, которые поверят ей, пойдут за ней и продолжат дело ее жизни. Она поняла, что нужно несколько поколений, чтобы уничтожить смерть.

Она пошла в школу-интернат, где учились дети-сироты. Она надеялась, что они возненавидят смерть, как возненавидела ее. Свой первый урок биологии она начала со слов из Послания к Коринфянам. Ликующим звонким голосом, каким лишь в детстве на праздничных утренниках читала стихи Пушкина, она произнесла, глядя в первосентябрьские чистые холодные окна: И дети ее поняли.

Учеников у нее было — двенадцать, и в этом она видела — знак. Но однажды, рассказывая на уроке о строении клетки, она вдруг сбилась. Ее сбивала неоформившаяся мысль, мрачная и тяжелая, тяжестью своей сдавливавшая другую, которую она пыталась высказать детям и выговаривая которую, испуганно наблюдала за той мрачной, что, в свою очередь, казалось, наблюдала ее самою, молоденькую учительницу, спокойно пережидая, когда эта учительница оттреплется.

И Наталья говорила почти механически, все свои усилия сосредоточив на сохранении — и если не получится — запоминании мрачного и тяжелого чувства, из которого должна была родиться мысль. И мысль эта, измучив ее, вдруг выговорилась сразу же, как прозвенел звонок: Включен ген смерти человечества". Он был включен. Просто раньше не замечала. Цепочка работала, гены смерти включались один за другим. Смерть с косой, с орущим ртом гуляла по истории, выкашивая жизнь направо-налево.

Смерть вырубала леса и сады. Запарившись от своей разрушительной работы, выпивала моря. Ее родной, ее любимый город, город ракетный, город за колючей проволокой, — был одним из генов смерти. Разве от смерти умер отец? Смерть не принадлежала человеку, как раньше. Кто умер в этом веке своей смертью? Что же она, Наталья, в шахматы-то играет? Почему их двенадцать, учеников? Потому что остальные — дебилы. Какое уж тут бессмертие Она охладела к своей науке.

Она вышла и взглянула окрест. По миру бродили одичавшие стада людей. Они набивались в автобусы, и жаркая общая плоть их протяжно стонала на ухабах. Голодными толпами они набрасывались на магазины; глаза у толпы в очередях были терпеливы и жестоки одновременно, как у смертельно раненного животного. Они стояли в очередях, чтобы попасть в липкие вонючие сортиры, и потом толпой ложились на каменный пол вокзалов и мпали, вскрикивая во сне.

Бритыми толпами проходили новобранцы, их, как скот, увозили на убой. Люди валялись в коридорах больниц, валялись под заборами.

Они унижались сами и унижали других, им лгали, и они лгали, их били, и они били, на них плевали, и они утирались. Наталья шла по улицам, как сквозь строй, ожидая брани или удара. Зачем бессмертие этим людям?! Тип хордовые, подтип позвоночные, класс млекопитающие, отряд приматов, подотряд узконосые обезьяны, семейство люди, род человек, вид человек разумный!

И так миллиарды лет! И главное, главное — вся та отлаженная и спасительная система инстинктов, имеющая смысл лишь для данных существ и для данного существования, была пригодна для других, но все эти инстинкты накапливались и накапливались и, теряя в бездействии свой смысл, становились слепой тупой силой. А рядом — хрупкий, едва народившийся разум. И в отместку себе всю ту черную силу в человеке, мешающую разуму, обозвала она — биологией.

Вот к чему она чувствовала неподдельную страсть, неподдельную ненависть! Она теперь с остервенением ругалась в очередях, заводясь от любого хамского слова, кидалась на ту черную плотную живую силу, которую она неточно назвала биологией.

  • Берегите животных!
  • Book: Зачем смотреть на животных?
  • Книга «Язык Обстоятельств»